Суббота, 21.10.2017, 02:21
Немецкие кладбища
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная Немцы Тульского края - Форум Регистрация Вход
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » Немецкие кладбища » Россия » Немцы Тульского края
Немцы Тульского края
WinterДата: Среда, 20.05.2009, 11:35 | Сообщение # 1
Генерал-полковник
Группа: Администраторы
Сообщений: 870
Репутация: 0
Статус: Offline
Немцы Тульского края. Тула: Левша, 2007. – 188 с., ил.

ТУЛЬСКАЯ НЕМЕЦКАЯ ЕВАНГЕЛИЧЕСКО-ЛЮТЕРАНСКАЯ ОБЩИНА.

ЛЮТЕРАНО-КАТОЛИЧЕСКИЙ УЧАСТОК ВСЕХСВЯТСКОГО КЛАДБИЩА Г. ТУЛЫ

Немцы, приезжавшие в Россию, были протестантами разных направлений, реже католиками. Согласно российским законам, при заключении браков, где один из супругов являлся православным, другая сторона должна была принять крещение в православной вере, получая русское имя. Если же муж или жена оставались в своей церкви, то дети от этого брака должны были быть крещены в православие. В силу действия этих законов многие немцы после переселения через два-три поколения становились православными. При этом они не теряли связи с общиной. Она была достаточно тесной, о чём свидетельствует практика заключения браков и поручительств при крещении детей. В большинстве браков и крещений свидетелями и поручителями выбирались немцы.

Так, восприемниками при крещении детей врача Франца Карловича Бера были Георгий и Екатерина Гейль, М. Ганн. Восприемниками Евгения-Эдуарда, сына врача, доктора медицины Эдуарда Гинтера Виганда и его жены Ольги (урождённой фон Зеланд), были Эдуард Преториус, Александр Фон Зеланд, Людвиг Бирфрейнд. [112].
Ассимиляция немцев с учётом их поселения на тульской земле была неизбежна, но в разных социальных слоях происходила различными темпами. Быстрее всего ассимилировались дворяне, принимая православие и впитывая новую культуру. Медленнее всего этот процесс происходил среди мелких лавочников, так как национальные традиции и религиозная культура довлели над ними сильнее.

В усадьбе П. Марселиуса в нынешнем Заокском районе Тульской области существовала «немецкая кирха» [113].
В Туле первая кирха существовала уже в XVII веке [114]. Наличие храма предполагало присутствие не менее 50 платёжеспособных прихожан, которые составляли бы общину и могли обеспечивать содержание церкви и клира [115]. Состоятельные протестанты создавали домовые часовни, в которых совершались таинства. Но постройки, возможно, погибли во время пожара или разрушились от ветхости.

В начале 20-х годов XIX века кирха (евангелическо-лютеранская церковь) была открыта и действовала официально [116]. Она располагалась в большой зале в доме аптекаря Генцеля на Киевской улице [117]. С 1823 из Москвы постоянно на Рождество и Пасху стал приезжать пастор Карл Теодор Зедергольм (Зедерхольм). Затем по просьбе гражданских лиц и воинских чинов он же совершал таинства крещения, бракосочетания, конфирмации и погребения усопших [118]. Лютеранская община с 1827 начала сбор средств на постройку более просторного здания церкви. Со временем зал в доме Генцеля не мог вместить всех верующих.

В 1834 в Туле был сильнейший пожар, во время которого сгорел дом, где находилась кирха. В пламени погибла и вся церковная утварь. Строительство новой часовни, а тем более нового храма требовало значительных затрат и специального разрешения. По словам церковного старосты Василия Ивановича Линка, община таких средств ещё не имела [119]. Но нашли другой выход. Так, аптекарь Лейкер (помощник церковного старосты Тульской евангелическо-лютеранской церкви (ТЕЛЦ)) предоставлял для отправления богослужений большую залу в своём доме. Там же был установлен алтарь. Для получения разрешения на строительство здания церкви нужен был список лютеран-домовладельцев (не менее 100 человек), которые бы просили о строительстве кирхи. Важно, чтобы они были состоятельными людьми, которые помогали бы содержать церковь и пастора. В.И. Линк утверждал, что в Туле проживает около 100 человек, исповедующих лютеранство. Были лютеране и среди военнослужащих, расквартированных по Тульской губернии, и лютеране, проживавшие в уездах [120]. В 1835 Губернский секретарь Фёдор Васильевич Линк от имени ТЕЛЦ обратился за финансовой помощью к военному губернатору Е.Е. Штадену. Но Линк немного опоздал: Штаден уже не занимал эту должность и потому не мог оказать содействия в строительстве храма.

ТЕЛЦ занималась благотворительностью. Через московский комитет попечительства о тюрьмах лютеране высылали заключённым книги, деньги, предметы первой необходимости. Церковь оказывала помощь и малосостоятельным членам своей общины. Для этой цели была создана касса вспомоществования сиротам и вдовам [121].
Отец Зедерхольм приезжал в Тулу и Калугу до 1850. Затем был внезапно отстранён от ведения проповедей и поставлен под надзор полиции. Причину его отстранения отражает секретное донесение из канцелярии начальника Тульской губернии в Министерство внутренних дел. В документе говорится, что пастор Зедерхольм, приезжая в Тулу, в своих проповедях особое внимание обращал на «идеи германского отечества лютеран» [122], проживающих в Туле и «недоброжелательно относился к русским». Донесение повлекло за собой увольнение К. Зедерхольма от должности пастора с запретом проповедовать в каком-либо месте и установлением над ним полицейского надзора [123].
С 1851 по 1857 в Тулу из Москвы приезжал дивизионный проповедник и пастор Александр В. Хакен [124]. В этот период генерал-лейтенантом, кавалером Германом Романовичем Самсоном были разосланы письма по всей губернии с просьбой сообщить о численности лютеран. От исправников всех уездов и уездных городов были получены ответы. В 1857 они позволили составить более полный список гражданских лиц и отставников лютеранского вероисповедания, проживавших в Туле и губернии [125]. Он отразил прежде всего социальное положение лютеран, демографический и сословный состав, подданство. Так, среди них были: генерал-лейтенант Г.Р. Самсон, отставной генерал-майор артиллерии и кавалерии Е.А. Клибер, отставной штабс-ротмистр Вильгельм Е. Штаден, капитан К.Г. Гаддинг, полковник Б.А. Фрейрек, гвардии капитан барон Карл К. фон Мандель, поручик барон П.В. Будберг, оружейный мастер И.А. Норманн, смотритель типографии титулярный советник К.А.Шелле, Густав Ев. фон Штаден, учителя Карл Фрейтаг, Карл. Гергер; учащиеся гимназии, кадеты, управляющие имениями К.И. Витте, В.А. Брунс; аптекари И.К. Петрк и др.; портной И.А. Рейнгольд – всего более 100 человек.

Община по-прежнему занималась благотворительностью через кассу вспомоществования и через различные пожертвования. Так, в 1857 статский советник Бодиско пожертвовал Тульской евангелическо-лютеранской общине два дворовых места по улице Миллионной (21,22) [126]. Одно из мест было отдано под кирху, другое под пасторский дом. Работы велись при поддержке видных тульских оружейников – командира ТОЗа генерал-майора Карла Карловича Стандершельда и полковника В.В. Бракеля. [127], а также на пожертвования прихожан.

Кирха имела два входа – чёрный и парадный. Разделялась на летнюю и зимнюю часть. Внутри находился алтарь (ясеневого дерева с картиной распятия), украшенный резьбой по дереву (барельеф). В центре залы размещалась кафедра с возвышением, с которой пастор произносил проповеди. Здесь же находились орган, скамьи разного размера для верующих, на стене висели часы с боем. Освещение церкви состояло из трёх бронзовых люстр, канделябров (3 и 5 свечных), лёгких канделябров, висевших на стенах. Там же располагались картины религиозного содержания, имелась церковная утварь [128].

В 1858-1872 в Тулу приезжал пастор Отто Густав Фердинанд фон Ойл. Поездки пастора по местам службы, как и ранее, контролировались. Об этом свидетельствуют сохранившиеся в архиве маршруты поездок пастора г. Тулы в расположения полков 17-й пехотной дивизии и 17-го стрелкового батальона на 1865 [129].
Лютеране заботились о благолепии кирхи, содержании пастора, вспомоществовании бедным. На нужды ТЕЛЦ совершались дарения и пожертвования. Виды их были разными: тарелочный сбор, пожертвования ценных бумаг и процентов с них, благотворительные спектакли и концерты, лотереи и.т.д. Были и особые. Так, архивные материалы рассказывают о взыскании денег с должника генерал-лейтенанта Г.Р. Самсона, которые он пожертвовал в ТЕЛЦ. Возникла сложная ситуация для верующего. Одно дело – быть должником частного лица, другое – религиозной общины. В церковный фонд Eberst Ruin пожертвовал 550 рублей. Генерал-майор К.К. Стандершельд в целом внёс 2150 рублей. Пожертвованные средства хранились в банке и находились под контролем церковного совета, который периодически отчитывался за их движение [130].

В 1859 после долгих обсуждений на всех уровнях властных структур – города, губернии, МВД, Тульской православной епархии и др. – лютеране добились разрешения на выделение специального участка под захоронение усопших (длинной 36 сажен, шириной 24) [131] на Всехсвятском кладбище г. Тулы. В созданный комитет по его благоустройству от лютеран входил Ф.Г. Белявский (1864-1868). Впоследствии рядом расположился участок и под захоронение католиков, так как их в городе проживало более 100 семей [132]. В 1884-1885 открылась католическая часовня, а в 1896 – храм Святых апостолов Петра и Павла, располагавшийся на углу Киевской и Мотякинской улиц (совр. просп. Ленина и ул. Л.Н. Толстого).

Жизнь Тульской евангелическо-лютеранской общины не была изолированной. Она периодически информировалась о решении Синодов (в 1859 – центрального, в 1862 – окружного и др., ) о пастырской конференции городских проповедников Московской евангелическо-лютеранской общины. Присылались приказы [133] Генеральной евангелическо-лютеранской консистории, предписания [134].

В 1872 впервые в Памятной книжке Тульской губернии были опубликованы сведения о ТЕЛЦ и дивизионном проповеднике пасторе Фердинанде Ивановиче Отто. С 1876 по 1897 ТЕЛЦ и Калужский приход возглавлял дивизионный проповедник, пастор Рихард Фридрих Вихерт (1829 – 1897) [135]. Он родился в Полоцке 29 июля 1829. Рукоположен в 1860. В 1860-1872 служил в Курске. Пастор Вихерт стал постоянно проживать в Туле, так как там уже были дом священника, здание кирхи, большая лютеранская община. Женился Вихерт на Эмили Винтергёрст. В семье было много детей: сыновья Рихард, Иоанн, Арвид(?), дочери Ольга, Елизавета, Фани, Магдалина [136].

Иоанн (1861 – 1900) служил в тульской почтово-телеграфной конторе [137]. Рихард Рихардович преподавал, в частности, в реальном училище [137], со временем получил чин надворного советника [139].
Пастор Рихард Вихерт и церковный совет постоянно предоставляли властям отчёты о финансовой деятельности общины через описи капитала и имущества ТЕЛЦ и КЕЛЦ. Так, в 1884-1896 были пожертвования от Людвига Дюссель – 620 руб, от Марии Постниковой – 200, от Фрау Плотниковой и Фрау Кюстер – 300, от Элизабет Норма – 200, от губернатора фон Шлиппе – 240 руб., от Гилленшмидт – 500, от Керн – 1000 и др. В целом – 4360 руб. Пастор вёл записи о рождениях и крещениях [140], браках и отпеваниях. Составлялись списки воинских чинов лютеранского вероисповедания, служивших в частях, дислоцированных в Тульской губернии.

Деятельность лютеранской общины по-прежнему имела несколько направлений, включая и культурное просвещение, организацию концертов духовной музыки, постановку спектаклей для жителей города и губернии.

В основном деятельностью лютеран руководил совет, который в период с 1873 по 1885 подвергался неоднократной реорганизации благодаря его председателю (до 1903) коллежскому советнику Ф.Г. Белявскому, который много сделал для развития общины. Теперь в него вошли энергичные люди. В 1892 в совет входили В.И. Тыдельский (горный инженер, коллежский советник), Э.А. Тейле (старший мастер ТОЗа), Л.П. Аммон (отставной оружейный мастер, хозяин мастерской), М.А. Йогансен, В.Д. Залеман (аптекарь), Р.Р. Вихерт (преподаватель, надворный советник). В 1898 и в последующие годы вошли Ф.И. Адерманн (магистр фармации), А.К. Бек (землевладелец), Э.Э. Фальк, О.Ф. Шуберт (купец), барон В.В. фон Розен (статский советник).

Были собраны средства на установку нового органа и для благоустройства кладбища. Белявский содействовал укреплению церковного и строительного фондов, помогал членам общины часто и охотно.
Пастор Вихерт скончался, как упомянуто, в 1897 и был похоронен на Всехсвятском кладбище Тулы. В том же году ТЕЛЦ и КЕЛЦ возглавил Мартин Павлович Цельмин. Он родился в 1863 в Полоцке [141]. В Туле пастор Мартин прослужил до 1909. Был женат на дочери Р.Ф. Вихерта Фанни.

За период его служения в Тульской и Калужской губерниях было сделано многое. Развивались церковный и строительный фонды, в которые были большие пожертвования от Ф. Белявского, в общем, 1150 руб., от. Ф. Адермана – 1000, от Дублицкого – 1000 и пр. [142]. В целом они составили сумму более 6000. Пополнилась церковная библиотека, поддерживалось благолепие кирхи. Запланировали постройку колокольни к храму, поэтому составили смету расходов.
Община продолжала оказывать вспомоществование бедным прихожанам и горожанам [143]. В 1900-1904 ТЕЛЦ организовала строительство в готическом стиле новых ворот на лютеранском и католическом участках Всехсвятского кладбища и каменной ограды. В 1900 на старом кладбище похоронили Р.А. Тейле (фабриканта), рядом – Р.Р. Вихерта и его сына, И.Р. Вихерта, и супругов Белявских: Жаннет и Фердинанда, позднее – Ф. Адерманна (1914) и его сына Георга (1918) [144].

С 1909 по 1913 пастором ТЕЛЦ и КЕЛЦ был Карл Беттингер [145]. В его служении в ТЕЛЦ можно выделить три периода: I.1909-1914; II.1914-1917; III.1918. Эти периоды радикально отличаются между собой благодаря глобальным переменам, изменившим привычный уклад жизни общины как в России, так и в других странах.
В I-й период пастор усилил контроль за состоянием отчётности ТЕЛЦ. Постоянно велась книга записей приходов и расходов, имущества общины. Ежегодно ведутся кассовые отчёты и о деятельности ТЕЛЦ (в целом даже публикуются). По-прежнему присылаются циркуляры из Московской консистории. В 1913 ТЕЛЦ добилась официального открытия приходской библиотеки. Она располагалась в шкафах орехового дерева со стёклами и на дубовом и берёзовом стеллажах. Книги были разные: богослужебные для пастора (495 экз.); на немецком языке (93 экз.), ноты (8 экз.); для пения (93 экз.), литургические (22 экз.).

Первая мировая война внесла большие изменения в жизнь страны и её населения. Появились различные нормативные документы о германских и австро-венгерских подданных, вводившие ограничения по проживанию, по использованию немецкого языка и.т.д. [146] В связи с вступлением Российской империи в войну на стороне блока Антанты многие лютеране были призваны в армию, отправлены на фронт (например, Вальдемар Адерманн [147]).

Часть их служила в Туле, например, в 1-ом и 3-м взводах 2-й тыловой артиллерийской мастерской Западного фронта (30+44+84). Некоторые офицеры и солдаты находились на излечении в 34, 35,36 сводных эвакуационных госпиталях, включая и 6-й Калужский [148]. Лютеране трудились на военных заводах Тулы в электромеханическом (38 чел.) и кузнечно-токарном отделе и др.

Ещё две особенности этого периода жизни. Во-первых, это появление военнопленных германской и австро-венгерской армий. Многие из них умирали, часть в госпиталях, тогда пастора приглашали совершать погребения усопших. Например, 24 декабря 1917 пастор отпевал военнопленного германской армии второго пехотного полка Отто Шульца, жителя Фаенвальда [149].

Во-вторых – потоки беженцев из прифронтовых районов страны, что таило в себе угрозу здоровью, семейным устоям, общественной нравственности и потери идентичности. В военное время была создана сеть общественных комитетов, призванных сгладить негативные последствия беженства как крупной проблемы российского общества. Центральной организацией по содействию беженцам в России был Татьянинский комитет для оказания временной помощи пострадавшим от военных действий, которым руководил член Госсовета А.Б. Нейдгардт. Комитет пользовался поддержкой правительства, получал государственные субсидии, пожертвования от частных лиц. Затем была учреждена сеть филиалов в ряде городов, которые возглавляли губернаторы. Комитеты открывали передвижные кухни, дешевые столовые, бесплатные чайные, амбулатории, «очаги для детей», ночлежки, снабжали беженцев одеждой и работой. Действовали бюро трудовых и технических курсов, начальные школы. Массовый приток беженцев из Западных районов, где велись военные действия, начался с 1915 [150].

В Тульской губернии беженцев расселяли большими группами, образуя компактное их проживание по всей губернии. Например, на хуторах Тульской губернии Дурово, Бахаревка (Бахаревский), Нижняя Яшевка и др. проживали сотни беженцев, среди которых было много лютеран. Пастору К. Беттингеру в 1915-16, по-видимому, помогал Ян Гафеман. В этих колониях он крестил детей, хоронил усопших. Так, он крестил Эриха – сына Иоганна и Эмилии (урожд. Раковской) Гольдзер. Восприемниками были Вильгельм и Берта Гафеман (урожд. Мигельшмидт). Они занимались хлебопашеством. Крестил Эдуарда, сына Рудольфа Бур и Эмилии (урожд. Шрейдер)... К сожалению, многие дети умирали от болезней и недоедания. За четыре ноябрьских дня у супругов Готлиба и Аполонии Зелинг из Люблинской губернии от скарлатины умерло 5 детей. Умирали и молодые и пожилые. Луиза Шенке (урожд. Фильц) 27 лет, Михаил Гоффманн 82 лет, Луиза Гастманн (урожд. Кюн) 72 лет, В. Кантор 64 лет и многие другие [151]. Умерших было так много, что их погребение потребовало дополнительной территории. А в Калужской губернии, в Боровском уезде, возникла необходимость открытия новолютеранского кладбища.

Живые лютеране требовали причастия… Работы у пастора было много.
Для оказания помощи раненым, беженцам и бедным были созданы различные организации, в которые входили прихожане ТЕЛЦ. Так, Альфред Гвидо Э. Тейле участвовал в деятельности Губернского попечительского комитета о раненых и больных воинах, возглавлял делопроизводство и организацию трудовой помощи пострадавшим от I мировой войны нижним воинским чинам.

Тейле заведовал мастерской в приюте, который контролировался Комитетом великой княгини Марии Павловны для обучения увечных воинов. Это была сапожная мастерская [152]. Тейле входил и в комитет при губернаторе по оказанию помощи русским военнопленным, находящимся во враждебной стране.Им оказывал помощь и женский союз попечения о бедных при ТЕЛЦ (были собраны средства для армии к Рождеству. Среди благотворителей были Д. Аушевская, Х. Фрейберг. Потомственная почётная гражданка Берта Густавовна Тейле была попечительницей благотворительной организации – «Дома призрения бедных в г. Туле» с домашней цервовью во имя иконы Божьей Матери «Всех скорбящих радость» (ул. Грязевская, собств. дом). «Дом» действовал уже в 1909 [153].

В 1914 умерли Фр. Адерманн и Э.А. Тейле [154]. В церковный совет ТЕЛЦ пришли новые люди. По данным 1917, председателем был Людвиг Пауль Аммон, барон В.В. Розен, Н.В. Ганн, Л.И. Ферстман, Э.Ю. Гаабе (потомственный почётный гражданин), мещанин Э.Э. Фальк, колбасный мастер Ю.Ю. Бельц, фабрикант Г.Г. Юрк...
В 1918 в связи с декретом Совета народных комиссаров об отделении церкви от государства, а позднее о передаче церковного имущества государству лютеранская община заключила договоры с Тулгубисполкомом (например, в 1921 – об аренде церковным советом лютеран г. Тулы лютеранского кладбища). В связи с этим община брала на себя обязательства по благоустройству данного участка Всехсвятского кладбища. Подпись поставил председатель церковного совета Э.Гаабе [155]. Несколько лет смотрителями на кладбище были члены семьи Водичко: Марта, Рихард, Ольга [156].

Несмотря на свою идеологическую направленность, политика советской власти в области вероисповедания не была лишена известного прагматизма и вариативности. На неё оказывали влияние обстоятельства, которые менялись с течением времени и установками ВКП(б) по основным вопросам социально-политической жизни. При организации процесса нейтрализации религиозного влияния на население особое внимание власти уделяли русской православной церкви, считая её частью старого государственного аппарата и защитницей интересов имущих классов.
Необходимость укрепления взаимоотношений властных структур с национальными массами, связи города и деревни не исключала возможность предоставления инославным религиозным организациям некоторых льгот. Тем не менее, власти постоянно вмешивались во внутреннюю жизнь религиозных объединений. Так, начавшаяся весной 1921 «оттепель» на антирелигиозном фронте была прервана кампанией по изъятию культурных ценностей.

В 1922 производится опись имущества Тульской лютеранской общины, которое передается государству. В 1924 заключается договор с Советом о передаче в бессрочное и бесплатное пользование лютеранской общине здания церкви и богослужебных предметов при условиях использовать народное достояние исключительно по назначению, не проводить политических собраний, взять на себя ответственность за сохранность врученного имущества. Оценка была внушительной. Только книги оценили в 50247 рублей, орган – в 400. Учли даже кафтан черного сукна, покрывало на алтарь и подставки для гробов. К тому же надо было платить за аренду участка в 60 сажень [157].
При анализе состояния религиозной жизни в регионе, отчёт о которой посылался во ВЦИК, Тулоблисполком относил лютеранскую общину к обновленческому направлению. Поэтому она действовала фактически по 1931.

Периодически подавались списки верующих и членов совета Тульского общества лютеран. В 1923 верующих значилось более 100 человек, а в 1926 – меньше. Так, в 1929 в церковный совет входило 8 человек: Елизавета Николаевна Ганн (председатель), аптекарь Ю.Ю. Бельц, портниха А.Э Бельц, аптекарь-лаборант Ю.А. Саулич, личный почётный гражданин А.К. Блау, служащий военкомата Г.Ф. Розенберг, домохозяйка А.В. Фрейман, пенсионер Л.И. Бергнер, контролёр в Аптекоуправлении Б.А. Йогансен (ранее – владелец аптеки) [158]. Это на три человека меньше, чем в 1923. Из состава совета вышли служащий патронного завода Э.Р. Тейле, преподаватель рабфака (рабочего факультета) А.Э. Купффер, Д. А. Черняев (агроном, ранее личный почётный гражданин). Все отмечали, что не имеют частной собственности. Совет имел книжки для уплаты ренты и налога на строения. В списках не был указан пастор: по-видимому, он приезжал из Москвы.
Настоящее наступление на религиозные общины началось с постановления ВЦИК и СНК «О религиозных объединениях»(8 апреля 1929). Религиозные общины были лишены прав юридического лица, им запрещалось создавать кассы взаимопомощи, кооперативы, оказывать материальную поддержку своим членам, открывать читальни, оказывать материальную помощь бедным [159]. Началась массовая конфискация помещений, расторжение договоров аренды и найма.

В 1931 Тульская лютеранская кирха перестала действовать одновременно с католическим храмом. Теперь лютеране ездили для совершения таинств в те города, где ещё действовали кирхи.Вместе с тем продолжало действовать кладбище, на котором родственники усопших старались их похоронить в семейных склепах, основанных до революции.

В 1940-е на лютерано-католическом участке Всехсвятского кладбища были похоронены военнопленные, умершие в лагерях: 550 человек, из них 450 немцев. До сих пор сохранились могильные холмики и некоторые надгробия тульских немцев.

В 90-е годы XX века в Туле вновь возникла лютеранская община, которую курировал епископ из Москвы. Приезжали пасторы из Германии. Отдельные группы лютеран сложились в Узловой, Богородицке и других городах Тульской области. При поддержке и помощи руководства музея «Тульский некрополь», польских строителей, студентов-историков, постулантов-францисканцев во главе с католическим священником Григорием Церох из Москвы начались работы по благоустройству лютерано-католического участка Всехсвятского кладбища.

О.А. Князева, Т.С. Солодова. http://www.hrono.info

 
Форум » Немецкие кладбища » Россия » Немцы Тульского края
Страница 1 из 11
Поиск:

Copyright MyCorp © 2017 Бесплатный конструктор сайтов - uCoz