Пятница, 22.09.2017, 18:16
Немецкие кладбища
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная Баку и немцы. 1877 - 1879 годы. - Форум Регистрация Вход
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » Немецкие кладбища » Другие места » Баку и немцы. 1877 - 1879 годы.
Баку и немцы. 1877 - 1879 годы.
WinterДата: Воскресенье, 24.05.2009, 15:34 | Сообщение # 1
Генерал-полковник
Группа: Администраторы
Сообщений: 870
Репутация: 0
Статус: Offline
Баку и немцы. 1877 - 1879 годы.

1877 год стал знаменательным для лютеран Баку. 9 марта 1877 года, на основании благосклонного соизволения его Императорского высочества Наместника на Кавказе Князя Михаила, бакинский губернатор разрешил обществу жителей Баку Евангелическо-Лютеранского исповедания провести выборы председателя и членов в состав Церковного совета для устройства Кирхи и начальной школы. 3 апреля было сообщено, что согласно Устава Евангелическо-Лютеранской Церкви, выборы последуют 17 апреля в 11 часов в зале Благородного собрания. Тогда собралось 58 жителей г. Баку, исповедующих лютеранскую веру и в присутствии Вице-губернатора барона Брюггена, избрали Председателем церковного совета евангелическо-лютеранской общины г. Баку - статского советника Николая Федоровича Толя и членами - инженера-технолога г. Фердинанда Лемкуля, зав.машинным отделением Т-ва бр. Нобель г. Сангрень, аптекаря Карла Эйхлера, владельца механического завода г. Отто Ленца, г. Готлиба Ципе, г. Рихард Зорге.

Лютеранство за Кавказом получило распространение в начале 20-х годов XIX века, после переселения и образования немецких колоний на земле Азербайджана в Еленендорфе (Ханлар) и Анненфельде (Шамхор). Их жизнь вращалась вокруг веры. Посещение богослужения для колонистов было праздником. Не посещали его только больные. Каждый шел в церковь с книгой гимнов, пением которых сопровождалось богослужение В 1854 году в Еленендорфе был заложен первый камень церкви Св.Иоанна. В камне хранятся данные о событиях из жизни колонии и коллекция русских монет разного достоинства. 10 марта 1857 года было освящение церкви, которое сопровождалось грандиозным салютом. В Аненфельде кирха была построена и освещена в 1911 году. Колонисты во все годы своего существования на Кавказе стремились сохранить свою независимость и самостоятельно определять внутреннее устройство своей братской общины. Что касается религиозной жизни, то это им удалось. Уже с того периода они непосредственно подчинялись не Евангелическо-Лютеранской Генеральной консистории, а образованному в 1810 году Главному управлению иностранных исповеданий, которое в 1817 году вошло в состав в Министерства духовных дел и народного просвещения России, а после реорганизации в 1824 году - в состав Министерства народного просвещения. До конца своего существования - 1937 года они были объединены в единый Закавказский евангелическо-лютеранских округ немецких колоний.

Лютеранская община г. Баку подчинялась Евангелическо-Лютеранской церкви России (ЕЛЦР) и ее единому уставу, который был утвержден Российским императором Николаем I в 1832 году (он одновременно являлся главой лютеранской церкви). Основной единицей внутреннего устройства церковной организации был лютеранский приход или община. Членами евангелическо-лютеранской общины могли быть только лица, исповедующие лютеранство, основанное на пророческих и апостольских писаниях Ветхого и Нового Заветов и признававшие своими символическими книгами апостольский, никейский и афанасьевский символы веры и неизменное Аугсбургское исповедание. Лютеранская церковь представляет собой демократичное сообщество людей, в котором Высшая церковная власть принадлежит общему собранию прихожан, созываемое 1 раз в год или чаще. Постоянным исполнительным органом является коллегиум (церковный совет). Отличительным от других исповеданий было то, что во главе общины стояло светское лицо – председатель (президент), а не пастор, который был обязательным членом церковного совета. Президент и коллегиум избирался собранием прихода.

Лютеранским пастором мог быть мужчина не моложе 25 лет, окончивший курс богословских наук в университете и выдержавший экзамены. Он должен быть крещенным, конфирмированным (сознательное подтверждение обетов и первое причащение), знающий не менее трех языков (немецкий, латинский, греческий, а позже и русский), выдержавший испытания по догматике, символике и гомилетике, а также знающий христианские истины и церковно-лютеранский устав. Пастор должен иметь приятный голос и внешность. Таким, образом, лютеранские пасторы были высокообразованными и интеллектуальными людьми. При совершении богослужения и в торжественных случаях пасторы носили особое одеяние: широкий талтарь из черной материи (сшитый наподобие хорального одеяния), белый воротничок с висящими вперед концами и бархатный берет средневекового покроя, который одевался только на открытом воздухе.

В обязанности пастора или проповедника входило: совершать богослужения и частные требы, произносить два раза в неделю - по средам и воскресеньям - проповеди, наставлять догматам веры и нравственности, участвовать в административном управлении религиозной жизнью прихожан и в заведовании церковно-приходским имуществом.

По уставу ЕЛЦ пастор получал казенное жалование и помимо этого, - доходы от проведения духовных треб (венчание, крещение, конфирмация, похороны и т.д.), которые являлись частными. Число проповедей колебалось от 100 до 500 в год. В отличие от католических патеров, лютеранский пастор назначался по выбору прихода, поэтому возможность улучшить свое положение зависела только от его личных качеств.

В шестидесятые годы было образовано армянское лютеранское общество в Шемахе, а позже и в Баку. Но количество армян-протестантов на Кавказе было значительно меньше армян-католиков. История принятия армянами других вероисповеданий будет рассказана нами отдельно.

В январе 1878 года русско-турецкая война закончилась заключением мирного договора. Надо отметить. что во время этой войны Германия внешне выражала дружескую политику к России, но упорно хранила молчание, что сразу же отразилось на отношении к немцам.

В 1878 году бакинцы дождались давно желаемого дня введения городового положения, видя в нем залог будущего развития и обновления городского общежития. Много надежд и упований возлагалось на него. Городская реформа 1870 года имела цель поднять хозяйство городов и привлечь к управлению ими крупную финансовую и торговую часть населения. На этот раз прежние сословные думы заменялись всесловными городскими учреждениями местного самоуправления. Эти органы являлись представителями не всего городского населения, а лишь незначительного класса. Правом выбора в городскую думу имели лица, достигшие 25 лет и владевшие недвижимой собственностью, обложенной оценочным сбором, владельцы промышленных и торговых предприятий и купцы, вносившие городские сборы. Выборы проходили по трехклассной избирательной системе, в соответствии с величиной уплачиваемых в пользу города сборов.

Члены распорядительного органа (Городская дума) избирались на четыре года и назывались "гласными". В состав первой думы вошло 36 христиан, из них только 5 русских, в числе которых был и молоканин Павел Тимофеевич Никитин. Остальные - армяне, среди которых братья Лалаевы (Лалаян), Нерсес Красильников (Неркарарян), Артемий Мадатов и др. Среди 36 мусульман известные и сегодня : Аджи Баба Ашумов, Дадаш Бек Сафар-Алиев, Ага бек Аджи Гейбат Кули Бек оглы Селимханов, Аджи Усейн Али Бек Ханларов, Гаджи Зейнал Тагиев, Аджи Ших Али Дадашев, Гаджи Абдул Салам Бек Гаджинский и др. Около 40 гласных не умели ни читать, ни писать.

Городская дума в свою очередь избирала исполнительный орган - городскую Управу. В Баку управа состояла из 3 человек под председательством Городского головы, который одновременно был и председателем Городской думы. Дума и управа подчинялись Губернатору. 1 января в Баку было создано Губернское по городским делам присутствие, в состав которого входили: Председатель в лице губернатора, вице–губернатор, Управляющий Казенной палатой, прокурор окружного суда и городской голова. Они и рассматривали жалобы по поводу незаконности определений городского общественного управления.

8 января в 12 часов дня в присутствии Начальника губернии, генерал- майора немца В.М.Позень, вице-губернатора, следователя по особо важным делам Н.Г.Пигулевского, всех гласных и многих посторонних лиц, состоялось открытие Бакинской Городской думы. Для этого было снято помещение на верхнем этаже дома, где располагалось полицейское управление. По этой причине и улица получила название – Полицейской (Ю.Мамедалиева). Помещение было тесным и сразу возникли разногласия о месте для представителей газеты.

Вначале зачитали разрешение Наместника Кавказского ввести городовое положение, списки гласных всех трех разрядов, а затем началось торжественное молебствие, освящение помещения Думы и приведение к присяге гласных. Православных привел к присяге протоирей настоятель Бакинских церквей Сергей Ляпидевский, мусульман - молла, армян - армянский духовник.

14 января 1878 года состоялось первое заседание городской думы, на котором присутствовало 60 гласных. По описанию "Бакинских известий", 50 из них "разом говорили", создавая невообразимый шум. Бакинский 1-й гильдии купец титулярный советник, немец Александр Теодорович фон Вэлькэ в этот день явился в Думу с несколькими томами свода законов под мышкой. Дело в том, что он тоже претендовал на избрание в гласные, но по какой-то причине, в расклеенных на каждом углу города избирательных списках, его фамилия отсутствовала. Он написал жалобу на "неправильность выборов", которую и должна была рассмотреть дума на первом своем заседании. Он надеялся ссылками на закон доказать свою правоту. Но так как большинство гласных плохо или вообще не понимали русский язык, а переводчик отсутствовал, жалобу фон Вэлькэ вообще не зачитали. По этой причине никто из присутствующих так и не понял, что он просит и чем мотивирует свою просьбу и при голосовании признали его жалобу, "как не заслуживающую внимания".

Первое заседание привело к судебному разбирательству думы с газетой, которая сообщили о том, что гласные были представлены в "безобразном виде и никем не было высказано мысли, над которой стоило остановиться".

Головой Управы избрали Иосифа И. Джакели, членами Сафар-Алиева и Х.Айвазова. Последний вскоре отказался от этого места. Одновременно к должности члена избирался кандидат на это же место, которое он заменял в случае досрочного прекращения своих обязанностей членом управы.

11 марта городская дума предложила г. фон Вэлькэ стать кандидатом в управе, но он отказался и изъявил желание, в случае согласия думы, отправлять должность члена управы безвозмездно, участвуя в делах сложных и важных. Но дума поблагодарила его и отклонила просьбу. Газета недоумевала: "Почему же людей, которые в любом отношении выше теперешних членов Управы, желающих трудиться на пользу общества безвозмездно, отклоняют?!". В управу от армян был избран Хр. Антонов.

14 марта 1878 года на Кавказ опять приехал представитель грандиозного американского предприятия г. Твельде. После знакомства с описанием закавказской местности , представленного инженером фон Кошкулем и профессором Менделеевым, посетивших в 1876 году Америку, он проявил огромный интерес к бакинским нефтяным источникам и в 1877 году приехал с предложением построить нефтепровод, чтобы отправлять нефть в Европу, Азию и Африку. Наши нефтепромышленники пришли в движение и начали хлопотать, чтобы правительство не выдавало им никаких привилегий. В то время "наших" представляли татары, армяне, чухны, русские, шведы, немцы, поляки, французы и др. представители. На имя Совета Императорского Технического Общества в Санкт-Петербург была послана телеграмма от Нобеля, Ленца, Вэлькэ, Смольникова и др. о недопущении американцев, так как это убьет в зародыше нефтяное дело, которое нельзя передавать от откупщиков- монополистам. На это раз г. Твельде и Бодиско стали добиваться утверждения проекта нефтепровода, который соединил бы бакинские нефтяные источники с портами Черного и Азовского морей. Но опять нефтепромышленники выступили против, считая, что это может погубить русскую нефтяную промышленность. На этот раз они получили правительственную поддержку. 1 ноября 1878 года проект Твельде был отклонен. Разрешение было получено Нобелями. Тогда же возник план строительства Каспийско-Черноморского пароходства и началась подготовка к встрече первого судна "Зороастр", который вел капитан Шваненберг. Наступала новая эра в промышленности города.

Три месяца как закончилась война. Город Баку распускался, как цветок весной. За эти годы он вырос и заселился. Наружный вид зданий достаточно чистый, улицы широкие. В связи с тем, что встал вопрос о мощении Набережной, Михайловской и Ольгинской улиц, аробщикам запретили по них езду. А пока для уменьшения пыли улицы стали поливать нефтяными остатками. Норд - этот благодетель Баку, очищал и вентилировал воздух.

Набережная, рынок и улицы были усеяны лавками, всякого рода коммерческими заведениями и кишат торговым людом. Прекрасная пристань, персидская мечеть в виде сахарной головы, различные бани – все это напоминало город Южной Европы. Но практически отсутствуют сады и зелень. Часовой мастер немец Антон Шмидт настойчиво предлагает построить на середине Колюбакинской площади солнечные часы, но, как бы сказали сейчас: "спонсоров не нашел!"

По мнению Роберта Нобеля "постоянное процветание города можно сделать только при условии развития фотогенной промышленности, которую надо лелеять, как ребенка, чтобы она выросла и могла бы доставить, то, что она может доставить при свободном и правильном развитии своем". На большом фотогенном заводе Нобеля, кроме шведов (А.Склинт, Гарстрем, Якобсон), работали немцы А.Лотер, Фрейбераг, Зейферт, русский Е.Зотов и мусульманин Багир-Гасан Абу Талыб. Лев Дебур решил завести свое личное паровое судно. Полковник Бурмейстер очень скрупулезно при проведении буровых работ ведет журналы, составляет карты и отбирает образцы камней.

Жизнь шла своим чередом. Лютеране собирались в переулке, который и получил название Лютеранского (пер. Лермонтова). По имеющимся архивным документам нами установлено, что уже в 1870-71 годах в Баку проходило крещение, конфирмация и отпевание усопших по лютеранскому обряду. 2 мая 1878 года Лютеранское общество Баку начало длинный путь к строительству своего храма, Члены Бакинского Евангелическо-Лютеранского Совета Лемкуль, Мейер, Эйхлер, Ленц, Цинне и др. обратились в Городское управление с прошением: "На Бакинском Евангелическо-Лютеранском Совете лежит обязанность ходатайствовать о приобретении участка земли в г. Баку под постройку молитвенного дома вместе со школой, в чем Бакинское Лютеранское общество встречает крайнюю нужду, а потому Церковный Совет в полной надежде, что Бакинская городская Управа отнесется с сочувствием к такому благому делу, имеет честь покорнейше просить распоряжение Управления о бесплатном отводе для означенной надобности участка городской земли на Северной стороне крепостной стены, в месте между зданием Провиантского магазина и лавками Гаджи Зейналы Тагиева, где окажется возможность в пространстве трехсот квадратных саженей". В данном прошении шла речь об участке, где в настоящее время расположена Городская исполнительная власть. Согласно повестке дня заседания городской Думы, 19 июня в 7 часов вечера должен был рассматриваться вопрос о разрешении Бакинскому Евангелическо-Лютеранскому Церковному Совету отвода места, но из-за "неприбытия законного числа гласных", заседание не состоялось. Не смогли они рассмотреть доклад по этому вопросу ни 21 июня, ни 27 июля, ни 14 августа 1878 года.

Ю.Шефферлинг в 1878 году поступил в Варшавскую консерваторию. Он был из небогатой семьи и не имел средств для учебы. Его мама Э.Е. Шефферлинг проводила химическую чистку шляп. Зная об этом, Эстеррейх организовал в его пользу очередной благотворительный концерт. Простая благотворительность стала вызывать трезвые мысли: "чтобы помочь человеку, нужно давать не разжеванный кусок хлеба для утоления голода, не свое старое платье для прикрытия наготы его тела, а дать возможность ему самому заработать и кусок хлеба, и платье".

Начались гулянья в Михайловском саду, который при освещении иллюминацией, бенгальскими огнями и фейерверком имел фантастический и волшебный вид. Там играло два оркестра, выступал хор песенников и шли акробатические представления.

В заведении св.Нины готовились к праздничному первому выпуску Бакинской женской гимназии. Благодаря незабвенному губернатору Д.С.Старосельскому, ее закончили 5 воспитанниц - Шевченко, Алекспольская и др.

Был создан Комитет по сбору пожертвований на приобретение морских судов добровольного флота, состоящего под покровительством Наследника Цесаревича, в состав которого вошли наряду с начальством и председатель Бакинского Меджлиса Шиитского толка Ахунд Гаджи Мола Джеват. Среди пожертвователей - капитан 1 ранга Каспийского Флотского экипажа А.С.Эсмонт и П.И Вальд. В Баку новый вице-губернатор - с.с. Иосиф Августович Бениславский.

С началом весны бакинские дельцы отправлялись в России и нанимали там девушек в качестве продавщиц лимонада и пр. По дороге девушки успевали задолжать своим проводникам. По приезде в Баку у них отбирали паспорта и платье. Город незнакомый, жить не на что, и "они идут проторенной дорогой разврата и позора в дома терпимости, которыми кишит завокзальная часть города". Некоторым удается вырваться и тогда этим вопросом занимается окружной суд.

10 сентября энергичный фон Вэльке вносит в думу ходатайство о разрешении ему проложить в Баку конно-железную дорогу для перевозки товаров и пассажиров, со сроком постройки в 18 месяцев. Чтобы сделать этот проект доступным для понимания всех, он отпечатал условия в виде брошюры на двух языках (русском и фарси) и разослал их гласным. Его предложение вызвало бурю среди промышленников и даже образовалась партия, которая стала тормозить это полезное дело. Начались сводиться и личные счеты. Некоторые считали, что город сам, без Вэлькэ , может построить эту дорогу. Дума очень долго не могла приступить к этому проекту: либо нельзя было собрать нужное количество гласных (как сейчас бы мы сказали - кворум), либо на заседании царил такой "базар", что решать даже не очень серьезные вопросы было невозможно. Наконец-то 22 ноября были открыты чтения прошения Вэлькэ, которые длились до 11 декабря. В итоге многие, в том числе и Тагиев, высказались против и сделали такие предложения, на которые не мог согласиться г. Вэлькэ". "Бакинские Известия" не считали, что это связано с тем, что Вэлькэ – немец. По их мнению, "сделай это предложение не Вэльке, а Иванов, результат был бы тот же, так как в Баку ни одно полезное начинание не проходит без препятствий".

Началась плаксивая осень и все стали застревать в непроходимой грязи. По некоторым улицам невозможно было ходить, а когда проезжал экипаж, то из уличных болот распространялась дикая вонь. Газета сетует: "В Европейских городах, чем человек состоятельней, тем чище у него дом, и двор, и улица. У нас наоборот. Нельзя пройти мимо дома Мирзоева, где гниет копченная рыба. Постоянно Карапета Лалаяна привлекают к штрафу за неисправное содержание тротуаров вокруг все еще строящего дома, но что для него составляют 10-20 рублей!"

Гласные постепенно прекращают посещать заседания думы, что объяснялось с одной стороны непониманием значения общественной службы, а с другой - незнанием языка. Пробовали уже разные варианты: проводить заседания на татарском с переводом на русский и наоборот. После получения разрешения из Бакинского Жандармского управления, где гласный Дадаш-бек Сафар Алиев служил переводчиком, этим занимался он. Но ничего дельного из этого не получалось и только осложняло работу думы. Постановили: "письмоводство вести на русском, а прения на любом языке, по удобству говорящего. Пусть звучат все языки. Ведь нужно много лет, чтобы все были в состоянии высказывать свои мысли и суждения на русском!". Но тут возник главный вопрос: "Законодательство ведь не сделало никаких постановлений по этому вопросу, так на каком же языке говорить в Думе?"

Новый 1879 год город начался маскарадным вечером, на который публику допускали только в масках и приличных костюмах. Тоска и скука заедает бакинцев. Нет ни мест гуляний, ни развлечений, ни увеселительных заведений. Публика мало избалована и не знает куда деваться.

Высокое эстетическое насаждение доставили концерты профессора Московской консерватории А.Д.Бродского и И.С Пашковского, но это тогда было большой редкостью. Кроме того, "публика не знает простых правил приличия и непреложных правил во время самой игры. Во время Колыбельной песни, когда нужно слушать, притаив дыхание, входят супруги содержателей магазинов с длинными шлейфами и начинают поиск своих стульев, а в последних рядах слышатся вздохи и стоны от избытка пропущенной горькой". "Бакинские известия" учат: "надо прийти заранее, сесть на свое место и слушать. Если же дамам желательно быть на концертах для того лишь, чтобы показать новые наколки и новые платья, а кавалерам - скрипучие сапоги или же в неурочный час отправится в буфет, чтобы пропустить горькую, то таким особам надо зарубить на носу - Это неприлично!"

Не оправдались надежды на Думу - крики и ругань стоят там. Это объясняют тем, что многие старались попасть туда прежде всего из корыстных целей. В этих выборах большое значение сыграло родство, знакомства и солидарность интересов.

Но после первых заседаний они убедились, что при многочисленной гласной коллегиальности ожидать личной выгоды нет оснований. И прекратили посещать заседания, что привело к тому, что из-за недостаточности гласных невозможно было решить необходимые вопросы. В январе вместо заболевшего Иосифа Джакели, проживавшего в доме Дадашева на Набережной, временно исполняет должность бакинского городского головы поляк д.с.с. С.И.Деспот-Зенович и барон Орест Де-Монфор. Вместе с последним в губернаторском управлении служит его брат - Александр Де-Монфор.

В феврале 1879 года Церковный Совет лютеранской общины повторно обращается с прошением выделить участок на том же месте, либо, в случае невозможности, отвести место на Восточной части Татарского кладбища, напротив тюремного помещения (район дома «Монолит» и выше). Уже в 1859 году там прекратилось захоронение мертвых, но многие семьи еще посещали родственные могилы. Согласно генеральному плану развития Баку, составленному в 1878 году, на этом месте, вдоль крепостной стены, предполагалось построить ремесленные ряды, а площадь напротив тюремного помещения использовалась для торговых операций по сбыту подвозимых в город продуктов. В связи с этим, городская управа предлагает Церковному Совету выбрать другое место. 28 июня 1879г. и.д. председателя Ф. Лемкуль и члены Церковного совета К.Эйхлер и О.Ленц. опять посылает прошение: "Так как лютеранское общество увеличивается и потребность в молитвенном доме и школе становится ежедневно ощутимее, то пусть выделенный участок будет в другой местности, но не слишком далеком от центра города пространстве и не менее 500 кв. саженей". По воскресеньям члены лютеранского общества посещают богослужения, где в молитвенном доме слушают проповеди Германа Ханзена, студента Дерпского (Юрьев, Тарту) университета. Из сохранившихся церковных метрических книг от 1879 года видно, что крещение часто проводилось на дому.

24 февраля в Швейцарии умер бывший Наместник на Кавказе генерал Барятинский. Искренне сожалея об этом, городская дума послала сочувственную телеграмму его жене и назвала одну из улиц его именем.

13 мая состоялось открытие Бакинского отделения Императорского Русского технического общества (БОИРТО), которое насчитывало 122 члена. Среди них были и прихожане лютеранской общины Л.М.Дебур, Альберт Лотер, Роберт Карлович Миллер, Иван Петрович Сандгрень, Вильгельм и Карл Эйхлеры, фон Вэлькэ, И.А Штейнман, управляющий Сабунчинским отделением Т-ва Бр Нобель А.Бурмейстер, Г.Лист и др. Известный изобретатель пульверизатора для нефтяного отопления О.Ленц успешно продолжает опыты по применению нефтяных остатков в топке паровой машины.

В Баку бывает только три времени года - лето, осень и зима. Весну никто никогда не видел, так как после зимних месяцев сразу же начинается жара, и солнце печет почти до октября.

Городской сад – это единственное место, где Бакинская публика находит летом себе убежище от духоты и жары. Известный ботаник, В.Е.Эйхлер заведует Михайловским парком и лучше его едва ли кто смог бы управлять устройством парка. Он лично работает в саду, следит за каждым цветком и поэтому в этом году там было встречено множество растений, которые прежде никогда не произростали в нем. Он открыл новые виды растений, два из них описал в немецком ботаническом журнале и ученые их назвали Tulipa Eichleri u Bulbucodium Eichleri. Тюльпан - цветок одиночный, чашевидной формы, диаметром до 5 см и высотой до 40 см, имеет ярко красный цвет с ослепительно черным дном, а спинка цвета слоновой кости. В 1993 году в Азербайджане была выпущена марка с изображением этого удивительного цветка. И еще один тюльпан Эйхлера - розового цвета. Кроме того, он нашел в саду хлебное дерево, которое растет только в тропическом поясе. Его труды почти не вознаграждались, ибо жалование в 600 рублей по тем временам было ничтожно.

Одновременно, как магистр химии и фармации, Эйхлер занимается вопросом восстановления серной кислоты из отходов после очистки фотогена и получил удачные результаты в лабораторных условиях. Эйхлеры – потомственные аптекари.

Основатель рода в России Христиан Христиан Эйхлер, саксонский уроженец, служил в аптекарском приказе Москвы с 1670 года и все большое семейство проживало во дворах Немецкой слободы, близ новой лютеранской кирхи. В их роду все были врачами и аптекарями. Поэтому не удивительно, что еще в 1840 годах старший брат Вильгельма, Карл держал аптеку в Шемахе. В Баку аптека Эйхлеров располагалась на Губернской улице (с 1925 года - Физули, с 1962 – Низами).

Местные любители музыки снова устроили благотворительный концерт в пользу ученика Варшавской консерватории Ю.Шефферлинга, приехавшего на летние каникулы.

Горожане жалуются на пушку, которая возвещает жителей о наступлении полудня. Ранее она стояла в крепости, но Тагиев жаловался, что его дом дрожит при выстрелах. Решили перенести на Набережную, но теперь стали биться стекла в помещении телеграфа и канцелярии губернатора и его дома. Тогда перенести ее подальше на Баилов мыс.

Приток немцев в Баку продолжается. Газета постоянно печатает объявления об их предложениях работать боннами в семьях, либо обучать детей немецкому языку. В Баку появилась госпожа Вальде. Имея диплом, она занялась подготовкой детей во все учебные заведения.

Малороссы (украинцы) отмечали 18-тую годовщину смерти поэта Тараса Шевченко и поддержали намерения исполнить его "Заповит" и перезахоронить тело с Санкт-Петербурга "на Украину мылу". Молокане собирались в доме Коноплянкиных, расположенного возле Молоканского сквера, который в 1878 году был переименован в честь Императрицы в Марьинский сад (с 1925 года сад 9 января, с 1991 - сад Хагани).

На Милютинской, в доме Дадашева расположилась гостиница "Кавказ", а в новом доме Лалаева на Колюбакинской площади гостиница "Германия". Рядом на углу Михаиловской и Ольгинской, в Великокняжеском проезде открылась гостиница "Европа".

Со всей остротой встал вопрос о канализации, так как отсутствие городских канав сделали многие места города подобно Авгиевых конюшен. Особенно это проявлялось вокруг молоканского сада и большой площади за ним, в темных рядах (т.е. крытый ряд лавок и мастерских), вокруг крепости и на старом мусульманском кладбище. Была создана комиссия по ассенизации города, которую возглавил полковник А.фон Бурмейстер. В ее состав вошли С.Тальгрен, капитан-лейтенант К.А Ирецкий, архитектор К.А.Лауданский, губернский архитектор П.П.Залесский и, по Черному городу, неутомимый фон Вэлькэ.

2 апреля было совершено очередное покушение на Императора Александра II. Во всех церквях и мечетях шло молебствие во его здравие.

18 мая 1879 года было учреждено "Товарищество нефтяного производства Бр.Нобель", которое вскоре стало одной из крупнейших нефтепромышленных фирм мира.

Сегодня наше общество только в начале пути к пониманию и оценке того, что сделала семья Нобель для мира и в частности, для Азербайджана. Деятельность Нобелевских предприятий преподала нам бесценный урок цивилизованного хозяйствования. Они, не ссылаясь на обстоятельства, здесь, на нашей земле, в привычных условиях, при наших традициях и повадках, сумели организовать разумную систему производственных отношений, конкурентно-способную экономику и получение высококачественных продуктов. Если Ленину приписывают "электрификацию всей страны", то Нобели вместо русской лучины действительно дали свет народу. И на сегодняшний день для многих регионов керосиновая лампа является единственным источником света в этой жизни.

Интерес иностранцев к бакинской нефти не ослабевает. В феврале город посетил корреспондент газеты "Дейли ньювс" Егмонд О.Гевот. Из Америки приехал предприниматель Эмери, но, к сожалению, подробных сведений об американской нефтяной промышленности нельзя было получить, так как г. Эмери по-немецки говорил плохо и кроме английского не знал других языков". Прошло время и сейчас звучание немецкого языка можно услышать, пожалуй, только на богослужениях в нашей Церкви. Катастрофически быстро теряет свое значение и великий русский язык, так как большая часть молодежи учит английский...

14 июня произошло значительное события для города - была открыта Балахано-Сабунчинская железная дорога. Мы не имеем права не отметить еще одну дату этого года. 18 декабря в маленьком уездном городке Гори, бывшей резиденции грузинских царей на Кавказе, в семье сапожника Виссариона родился мальчик Иосиф Джугашвили, который позже превратился в Сталина, работал в «Т-ве Бр.Нобель» и стал родственником немки Марии Маргареты Айхольц (1785-1845). Вдова, крестьянка из деревни Вольфзюльден (Вюртемберг, близ Людвигсбурга) со своими двумя детьми – дочерью Катариной (1808 г.) и сыном Якобом (1811-1869) переселилась в 1817 году в немецкую колонию Елисаветталь (Ассурети). Дочь Якоба - Магдалена вышла замуж за владельца пивоварни Евгения Федоренко. У них было 9 детей, которые получили крещение в Евангелическо-Лютеранской церкви Елисаветталя, построенной по проекту архитектора Н.Зальцмана и освященной 26 августа 1871 года обер-пастором Рооз и пастором Шренком. Младшая дочь Ольга (1875-1951) сразу же после конфирмации, вышла замуж за Сергея Яковлевича Аллилуева (1869-1945). Они жили в Тифлисе и там, в 1901 году у них родилась дочь Надежда, которая в 1918 году стала женой грузина Иосифа Виссарионовича Сталина. Ленин, отмечая ее "скромную манеру поведения и прямоту" считал эти черты типично "швабскими". Ленину можно доверять, так его бабушка Анна Григорьевна Бланк, в девичестве Гросскопф, также происходила из швабской немецкой состоятельной семьи лютеранского вероисповедания. Возможно, именно эти моменты биографии Сталина сыграли решающую роль в удовлетворении просьбы "не сбрасывать колокол и не разрушать Евангелическо-Лютеранскую Церковь Спасителя в Баку" (зал органной и камерной музыки Азгосфилармонии), написанной на его имя членами церковного совета лютеранской общины в 1937 году.

 
WinterДата: Воскресенье, 24.05.2009, 15:35 | Сообщение # 2
Генерал-полковник
Группа: Администраторы
Сообщений: 870
Репутация: 0
Статус: Offline
"Уходишь ты - прощай, прощай! Беспутный год, бездушный год! Иди во тьме и не мешай нам к свету двигаться вперед", так газета "Неделя" прощалась с прошедшим 1879 годом.

Городским головой Баку был избран поляк Станислав Иванович Деспот-Зенович. Согласно утверждений историка Энвера Паша-заде, бакинский губернатор В.М.Позень обратился с письмом к нему и высказал мнение по поводу потребности в сооружении нового православного собора. При этом он сообщил, что вопрос о соборе был доложен Наместнику на Кавказе еще в 1878 году, а тот заручился поддержкой святейшего синода.

19 февраля 1880 года Россия праздновала знаменательное в истории Отечества событие - день 25-летия Восшествия на престол Его Императорского Величества Государя Александра Николаевича. 19 апреля Городская дума постановила устроить фонтан имени Императора Александра II на Александровской Набережной и основать в Баку ремесленную школу и в честь его, назвать Александровской. Так начиналась история сегодняшней Нефтяной Академии. В 1881 году последовало потрясшее весь мир горестное событие. Император был убит. Тогда же был объявлен конкурс на проект фонтана уже в память его 25-летнего царствования и ассигновано 25 тыс. рублей. Позже постановили поставить памятник, но так и не собрались исполнить свои намерения.

17 июня 1880 года в Баку прибыл Дмитрий Иванович Менделеев. На Биби-Эйбатском промысле Тагиева был открыт нефтяной фонтан. Тагиев, желая проявить уважение к Менделееву, назвал новый фонтан в честь его молодого сына Владимира, который также присутствовал при этом. Владимир (старший сын от первого брака) родился в 1865 году в Санкт-Петербурге, окончил морской кадетский корпус. В 1891 году он сопровождал в путешествии Цесаревича Николая Александровича в Японию в качестве фотографа-любителя и составил более двухсот фотографий об этом событии. Эта поездка для Владимира имела последствия - в 1892 году он женился на японке Гака-сан, но вскоре этот брак распался. В 1898 году он неожиданно скончался.

Бурение колодца на тагиевском участке проводил известный остроумный техник Отто Ленц. Имя этого человека было достойно. Бывший механик компании "Кавказ и Меркурий", затем владелец собственного механико-литейного заведения в Баку он был известен многим как устроитель нефтяного отопления. Его заслуга была в том, что он удачно применил нефтяные остатки (которые на месте ничего не стоят) для отопления на пароходах и сделал огромные сбережения лесов. Газета "Кавказ" писала: "И помоги Бог ему за то, что на всем мореходстве на Каспийском море было устроено нефтяное отопление. Сердечное спасибо ему за облегчение участи сотен и тысяч тружеников, раньше мучившихся в пекле топок. Ленц жил в переулке на Прачечной улице (с 1909 года - Гоголя, с 1991 - братьев Мардановых), который позже в память о нем был переименован в Ленцовский переулок (с 1925 года - Шаумяновский, с. ? ). Отто Ленц был внуком Эмиля Христофоровича Ленца, известного физика, автора классического закона теплового действия тока, который до сих пор учат в школах. Эмиль Ленц к тому же был неутомимым и удачливым путешественником. По сообщению Л.Полонского, в 1829 году странствия привели его в Бакинскую гавань. И он не только заинтересовался тайнами повышения и падения уровня Каспийского моря, но и первый заложил основу для точных наблюдений за этим явлением. Он был внимателен к каспийской нефти, следил за выбросом горючих газов, изучал способы добычи и перевозки подземных богатств. В 1832 году объемистая книга Ленца "Рапорт о поездке в Баку" вышла в Лейпциге и еще при жизни автора стала уникальной.

Вместе с Ленцем работает отец будущего советского разведчика Рихарда Зорге – Герман Адольф Курт Зорге. Он родился в 1852 году в городе Гросс-Лихтенфельд под Берлином в семье лютеранского пастора Георгия Вильгельма Зорге из Бегау и супруги Хедьити-Клотильды. Окончил Берлинскую Королевскую промышленную академию и с хорошей теоретической и практической подготовкой поступил в технический отдел Харьковско-Николаевской железной дороги. В 1877 году переехал в Баку. Инженер-механик и техник, он вместе с Отто Ленцем работал нефтяным мастером в буровой технике, жил в Сабунчах. В те годы был известен расширитель Ленца-Зорге. Вместе они и были избраны в Церковный Совет Евангелическо-Лютеранской общины Баку. В 1881 году он стал во главе собственного крупного механического и подрядного по бурению предприятия. Был женат на Эмме и имел четырех детей - двух сыновей Вильгельма и Германа и двух дочерей - Амалию и Эмилию. В Баку он проработал 20 лет.

Архитектором в Баку в 1878-1880 год состоял Фердинанд Андреевич (Гендрих-Фердинанд) Лемкуль, член первого Церковного совета нашей общины. Он родился в 1822 году в Тифлисе. Позже принял русское подданство, был тифлисским гражданином, участвовал в штурме укрепления Геоктепе, был поручиком в русской армии и награжден в 1880 году орденом Св.Георгия 4 степени. Имел паровую мельницу в Дербенте.

Руссификационная политика Александра II, отмена 1 января 1880 года закона о колонистах привела к необходимости принятия российского подданства. Но это коснулось в первую очередь немцев-колонистов. Политика в отношении иностранцев оставалась прежней. Царское правительство старается создать благоприятные условия для дальнейшего притока капитала к нефтяному промыслу Бакинского района и "признает участие иностранцев и иностранных обществ в русской нефтяной промышленности в настоящее время полезным и желательным".

В начале 1880 года Бакинскими промыслами заинтересовалась английская компания "Лейн и Мак-Эндрю", которая наладила отправку нефти наливным способом из Батуми в порты мира. Россия вышла на мировой рынок, где ей пришлось вступить в конкуренцию с тогдашним монополистом – американской компанией "Стандарт Ойл", принадлежащая Рокфеллерам. С этого времени разгорелась мировая нефтяная война, полыхающая и по сей день.

24 июня в Баку специально для осмотра нефтяных богатств прибыл консул США в Одессе г-н S.E.Deir. Посетивший в 1879 году Баку американский промышленник Эмери в своих отчетах об этой поездке представил бакинскую промышленность в виде выростающего опасного конкурента американским производителям минерального масла. Это возбудило такое сильное желание проверить его показания, что правительство вынуждено было командировать сюда официальное лицо.

22 августа 1880 года в Санкт-Петербурге на Смоленском кладбище состоялись похороны 48 летнего архитектора К.Г.Гиппиуса. Большая часть его жизни была посвящена Кавказу. Его неусыпная деятельность совершенно преобразила Баку, превратив его из азиатского лабиринта переулков в распланированный город с разбивкой улиц, набережной и рядом прекрасных домов на ней. В Москве он занимался частными постройками и состоял архитектором при Московском страховом обществе и Дворянском собрании. Его вдова выражала глубокую признательность бакинцам за отзывы, доброту и содействие. Их сын Карл Карлович (1864-1930) также стал известным архитектором. По его проектам построен в Москве на Мясницкой улице чайный магазин В.С.Берлова. Он проектировал и строил доходные дома и особняк А.А.Бахрушева, в котором в настоящее время располагается известный театральный музей.

В сентябре герольдмейстер Рейтер из Департамента герольдии Правительственного сената готовил к утверждению герб Баку. За основу был взят герб Бакинской губернии с некоторыми изменениями: в черном щите три золотых пламени, расположенные в порядке - 1 и 2. Вместо Императорской короны, щит увенчан башенной короной с тремя зубцами и окружен не дубовыми листьями, а золотыми колосьями, соединенными не Андреевской, а Александровской лентой. В этом же году герб был утвержден Императором и сохранился в общих чертах до настоящего времени.

В 1880 году лютеранское общество было преобразовано в Бакинский Евангелическо-лютеранский приход. "Бакинские известия" сообщали, что по разрешению Бакинского губернатора В.М.Позень в зале Городской думы 21 декабря Евангелическо-лютеранского общество в соответствии с установленным порядком через каждые три года провело выборы церковного совета. Президентом стал Л.М.Дебур. Сохранившиеся в Государственном историческом архиве книги по регистрации крещения, бракосочетания и смертей также датированы 1880 годом.

Первым официальным пастором Бакинской Евангелическо-лютеранской общины был Герман Юлиус Теодор Ханзен (Hansen Hermann), который родился в Санкт-Петербурге 5 января 1853 года. После окончания церковноприходской школы Петришуле, он в 1872-79 годах учится на теологическом факультете Дорпатского университета. 16 марта 1880 года Ханзен был ординирован (введен в должность) в Баку, как пастор-адьюнкт лютеранской общины, а с 1883 он одновременно работает викарием в армянском Евангелическо-лютеранском Шемахинско-Бакинском приходе. 1 апреля 1884 года он жениться на Елене, урожденной Иртель (род. 1858 в Тифлисе, ум. в 1924 году в Петрограде). С 1888-98 году он дивизионный проповедник Военного Закавказского округа, пастор Тифлисской лютеранской общины и колонии Александердорф. В Тифлисе 13 марта 1892 года у него рождается сын Хельмут (Hellmuth Furchtegott). 1899 году Хансен занимает должность пастора в Петергофе, а с 1900 года он пастор-адьюнкт Михаэлькирхе Санкт-Петербурга. С 1903 по 1913 пастор-диаконий в доме для одиноких людей при Анненкирхе, а с 1910 одновременно и при Мариенкирхе в Смольном. Умер 3 июня 1913 года в Санкт-Петербурге. Судьба его сына Хельмута была трагична. Будучи пастором Церкви Св.Петра в С-Петербурге, в 1929 году Хельмута арестовали вместе с женой. В 1930 году он был осужден на 10 лет и выслан в лагеря на остров Соловки возле Белого моря, а в 1938 году расстрелян.

Роберт Нобель В 1880 году в связи с болезнью выехал из Баку Роберт Нобель (фото) и во главе всей бурно развивающейся нефтяной промышленности стал Людвиг Нобель. Город невозможно узнать. Растут новые здания, на улицах постоянное движение. Дикий захват земли стал для Баку обыкновенным делом. "Алчные бакинцы с лихорадочной поспешностью намечают себе участки свободных городских земель, огораживают их заборами и иногда в одну ночь возводят какую-либо постройку, а затем спокойно возводят на приобретенных таким образом участках земли дома. Все это делается на глазах всех и даже в центре города захватывают не только свободные участки, но и части улиц и городских площадей. Управа решительно никаких мер к ограничению городских земель не принимает, если не считать курьезного воззвания, отпечатанного и расклеенного по всему городу, в котором городская управа предлагает захватчикам не расхищать городские земли, а обращаться об отводе в управу." - сообщает газета "Кавказ".

Раньше богатыми считались те, кто обладал состоянием в 100000 рублей. Сейчас – в миллион. И таких здесь более 30 в виде различных фирм и отдельных лиц. В городе полно иностранцев. Городская управа завалена прошениями частных лиц о строительстве театра, цирка и др. зрелищных учреждений на оживленных участках города. Театральный антрепренер Верони-Вест просит участок для постройки театра-цирка. Шефферлинг еще не закончил консерваторию, но в случае появления в Баку дает благотворительные концерты, которые публика принимает тепло.

Уже есть Торговая улица. В Баку началось строительство школ и учебных заведений. 2 ноября было торжественно освящено помещение учебного заведения Св.Нины, нанятое у члена Управы Х.Антонова, а 8 ноября 1880 года была открыта школа в Сураханах. Вот уже год, как учителем истории и географии в Бакинской реальной гимназии работает Иван Викторович (Иоанн Вильгельмович) фон Денфер. Выходец из прибалтийских немцев, он родился 31 мая 1851 года в городе Гранефельд Курляндской губернии. Питомец Митавской гимназии, в 1878 году Денфер окончил филологический факультет Петербургского Университета, получив звание учителя гимназии. Он мог остаться при университете для профессорской деятельности, но неимение средств не позволили ему это сделать. Денфер прожил в Баку всю жизнь и благодаря его редкой энергии, его заботе о людях и было построено здание реального училища (государственный экономический университет), который стал "рассадником образования для мусульманской молодежи". Наплыв людей в Баку продолжается.

Подробнее здесь

 
Форум » Немецкие кладбища » Другие места » Баку и немцы. 1877 - 1879 годы.
Страница 1 из 11
Поиск:

Copyright MyCorp © 2017 Бесплатный конструктор сайтов - uCoz